Кентервильское привидение, 12+

Спектакль Виктора Крамера
Автор:
Оскар Уайльд
Режиссёр:
Композитор:
Сергей Ушаков
Автор текстов музыкальных номеров:
Сергей Маковский
Художник по костюмам:
Сергей Илларионов
Художники по свету:
Игорь Фомин, Павел Змунчила
Видеоконтент:
Полина Сыровяткина, Кирилл Моловичко
Музыкальный руководитель:
Ирина Богданова
Балетмейстер:
Алиса Панченко
Педагог по актёрскому мастерству в работе с детьми:
Антонина Введенская
Ассистенты режиссера:
Лариса Маковская, Михаил Богданович
Спектакль ведут помощники режиссёра:
Надежда Бакина, Анастасия Каргина
 

Премьера  состоялась 16 декабря 2016 г.

Вольная и оригинальная фантазия на тему популярного рассказа О. Уайльда адресована подрастающему поколению, которое сегодня со всех сторон учат «докапываться до самой сути» и всему находить логическое объяснение. Но всё ли можно и нужно объяснять в окружающем нас причудливом мире? Возможно, стоит оставить для молодых зоны непознанного и необъяснимого? В своём спектакле режиссер сохраняет особый ироничный флёр присущий автору новеллы и тонкий «чисто английский» юмор.

Почтенное американское семейство Отисов собирается поселиться в прекрасном старинном замке, но каково же будет их удивление, когда они узнают, что день за днём  в их новом доме происходят мистические события, а домоправительница с дворецкими уже давно наладили в этих стенах сверхприбыльное экскурсионное дело для «любителей ужасов»? Верить или нет в существование потусторонних сил? Отисы не поддаются на устрашения прежних обитателей замка до того момента, пока при таинственных обстоятельствах не исчезает их дочь – юная Вирджиния. Теперь сомнений не остаётся – они имеют дело с могущественным Кентервильским привидением!

Виктор Крамер о спектакле: «Очень легко с высоты сегодняшнего знания и миропонимания осуждать и разоблачать то, что уже свершилось, и как непросто бывает простить нашим предкам их темные поступки. Давайте попробуем освободить призраков прошлого, которые мучаются без нашего прощения, покаяния и мучают нас. Отпустим их. Это одно из важнейших условий, которое позволит творить нашу сегодняшнюю и будущую жизнь уверенно и свободно».

Спектакль идёт 2 часа 20 минут с одним антрактом.

Спектакль адресован зрителям среднего школьного возраста, 12+

Действующие лица:                                            

Исполнители:

Сэр Симон де Кентервиль,  

привидение                                                                                                                                                                                                                             

Нар.арт. Татарстана, засл. арт. РСФСР

Альберт Асадуллин

Андрей Лёвин

Фёдор Осипов

Лорд Кентервиль Артемий Веселов 

 

Мистер Отис

 

Александр Иванов

Миссис Отис

 

Анна Дюкова

Оксана Глушкова

Их дети:  
Вашингтон Никита Марковский

 

Вирджиния

 

Ольга Киселёва

Василиса Шакунова

Ксения Корнеева

 

Билл и Мартин

 

Глеб  Каллистов

Андрей  Смирнов

Кирилл Харченко

Максим Титов

Василий   Комлев

Баграт Наврозашвили

 

 

Миссис Амни,

домоправительница

 

Лилиан Наврозашвили

Мария Соснякова

 

Дворецкие

 

Никита Остриков

Кузьма Стомаченко

Иван Стрюк

Дмитрий Ткаченко

Константин Федин

 

Миндаль

 

Владимир Чернышов

 

Камень

 

Кирилл Таскин 

 

Герцог Чеширский

 

Павел Марков

Даниил Слуцкий

Илья Большаков 

Королевское общество
любителей ужасов

 

Анастасия Грибова, Мария Зубова, Анастасия Казакова, Аделина Любская, Анна Мигицко, Ксения Плюснина, Елизавета Прилепская, Мария Хрущева, Никита Остриков, Кузьма Стомаченко, Иван Стрюк, Дмитрий Ткаченко, Константин Федин

 
"Экспозиция ужаса и неприкаянная душа" // Светлана Рухля, "Санкт-Петербургский музыкальный вестник" № 3 (142), март 2017г.

В Театре юных зрителей «поселилось» «Кентервильское привидение» — музыкальная версия готическо-юмористической новеллы Оскара Уайльда в постановке Виктора Крамера.

Герои уайльдовского произведения поют и танцуют не впервые. В середине девяностых годов прошлого века популярный сюжет положил на музыку один из востребованных российских композиторов Виктор Плешак, в начале двухтысячных — кинокомпозитор и сценарист Андрей Иванов. В 2008 году мюзикл-мистерию «Кентервильское привидение», на сей раз с музыкой Владимира Калле, поставили на сцене Санкт-Петербургского театра «Рок-опера». Главную партию, как и в тюзовском спектакле, исполнил первый Орфей первой советской рок-оперы «Орфей и Эвридика» Альберт Асадуллин. И наконец, несколько лет назад сразу три российских театра включили в репертуар мюзикл Владимира Баскина «Призрак замка Кентервиль».

Теперь зрителю предлагается оценить композиторскую мысль Сергея Ушакова, выпускника Санкт-Петербургской консерватории, номинанта «Золотой маски» за музыку к спектаклю «Гадкий утенок» (Кукольный театр «Бродячая собачка»).

В летописи петербургского ТЮЗа «Кентервильское привидение» стало первым в истории театра детским мюзиклом. Учитывая, что мюзиклы в России уже не первый год находятся в «тренде», подобное событие могло бы произойти и раньше, но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Приглашение на роль постановщика Виктора Крамера — режиссера, чьих титулов и наград хватило бы на несколько человек, но главное, изобретательного и, судя по всему, владеющего магическим секретом превращать всё, что попадается под руку, в красочное шоу — фактически запрограммировало эксперимент на успех. Надежды оправдались.

Изысканная световая партитура (художники по свету — Игорь Фомин, Павел Змунчила), продуманный видеоконтент (Полина Сыровяткина, Кирилл Моловичко), костюмы, вобравшие в себя элементы из разных эпох (художник по костюмам — Сергей Илларионов) и «драйвовая» хореография (балетмейстер Алиса Панченко) обеспечили спектаклю зрелищность. Правда, музыкальную составляющую, несмотря на наличие вполне симпатичных арий и ансамблей, назвать чем-то из ряда вон выходящим не получится.

Действие, разворачивающееся на подмостках, — фантазия «на тему», и фантазия, надо сказать, весьма вольная. Внешне всё остается на своих местах, но происходит некий «разворот» смыслов, в результате чего улетучивается уайльдовская «воздушность», а злоключения и переживания призрака, противостоящего купившему замок семейству американского посла, приобретают чересчур трагический оттенок. Сатира и бурлеск присутствуют и порой гиперболизированы.

Но они там, где перманентно лишающаяся чувств, предприимчивая домоправительница миссис Амни (яркая актерская работа Лилиан Наврозашвили) водит озирающиеся по сторонам толпы туристов по организованной в замке экспозиции «таинственного и ужасного». Где строят козни шумные близнецы Билл и Мартин, катаются на «пони» влюбленные Вирджиния и герцог Чеширский, ведут глубокомысленные беседы Миндаль (Владимир Чернышов) и Камень (Кирилл Таскин). Образ же сэра Симона де Кентервиля — чистейшей воды психоанализ. Каждый из исполнителей этой роли — легендарный Альберт Асадуллин и молодой артист Санкт-Петербургского музыкально-драматического театра «Буфф» Андрей Лёвин — наполняет его своим содержанием, но «картинка» в обоих случаях получается щемящая.

Находящийся в прекрасной вокальной и актерской форме Асадуллин изображает человека сильного, еще на многое способного, но абсолютно потерянного, совершенно не принимающего «здесь и сейчас» и не представляющего, как и зачем продолжать взаимодействие с враждебным окружающим миром. Его противостояние с прагматичными американцами происходит по инерции, а не по вдохновению. И чем дальше отрабатывается привычный сценарий, тем больше появляется усталости и опустошенности.

Андрей Лёвин (в отличие от Альберта Асадуллина он нуждается в представлении) известен зрителям «Буффа» по ярким комическим ролям в спектаклях «Примадонны», «Пиф-паф!», «Ужин дураков», «Остров сокровищ», а широкой публике — как актер дубляжа: голос короля лемуров Джулиана в «Мадагаскарах», Лэнса в «Криминальном чтиве», а также других культовых киногероев. В его прочтении неприкаянный призрак — несчастный черный клоун, с каждым шагом все более отстраняющийся от реальности, где ему нет места ни в каком качестве. Смерть для него — не только небесное спасение, но и желанное избавление от повседневной рутины.

Спектакль рождает противоречивые чувства, на что, вероятно, и рассчитан и что довольно-таки уместно в театральных реалиях ХХI столетия. И это та самая «первая ласточка» — напомню, с «Кентервильским привидением» в ТЮЗе дебютирует жанр мюзикла, — за полетом которой небезынтересно наблюдать, ожидая продолжения.

"Мир, где культивируется зло" // Елизавета Ронгинская, журнал "Сцена", №1, 2017г.

Никто не сыграет ребенка лучше самого ребенка - такого девиза придерживалась постановочная труппа мюзикла «Кентервильское привидение». Именно поэтому в сентябре 2016 года в кастинге на роли детей семейства Отис принимало участие более 100 человек. В результате спектакль играют  несколько составов. Педагогом по актерскому мастерству в работе с детьми была выбрана народная артистка Антонина Введенская. В этой постановке ТЮЗ воплощает свою педагогическую функцию напрямую: дети учатся мастерству, вплотную работая с артистами театра и Альбертом Асадуллиным, приглашенном на роль Кентервильского привидения.

Мистический романтизм пронизывает все уровни сценического действия. Мрачные костюмы «любителей ужасов», готический грим, затемненная сцена с каменными развалинами, таинственная музыка и завывания вместо звонков к спектаклю - все это провоцирует эмоции.

Силы зла представлены гиперреалистично: в зачине спектакля звучит цитата про Сад Смерти, о котором мечтает Привидение, а затем появляется лорд Кентервиль (в исполнении Артемия Веселова), находящийся в сумасшедшем доме. Он, в окружение каких-то фантастических личностей, висит в белом коконе, словно эта защитная скорлупа поможет ему спастись от посещений привидения.

Художники по свету Игорь Фомин и Павел Змунчила создали образ потусторонней вселенной, использовав все оттенки синего и серого. Загадочный мир, где царит волшебство, окутан туманной мглой, таящей в себе темное начало.  На сцене – исполненный в человеческий рост замок Кентервилей, за который идет борьба. Общий план местности живописуется с помощью массивной каменной гряды  и видеопроекций сада, в котором высятся деревья с засохшими ветвями. Но здесь есть и противоположное, созидательное начало: справа от дома -  спортивная зона, где стоят беговые велосипеды, являющиеся метафорой здорового образа жизни, который ведут трезвомыслящие американцы.  Постепенно картинка укрупняется, и зритель попадает в замок лорда Кентервиля, где самым любопытным объектом оказывается кровавое пятно, отгороженное барьерами, выполненными в виде костлявых человеческих кистей.  

Оживающие портреты на стенах, ярко-красное пятно крови на авансцене – не только главные доказательства паранормальности замка Кентервиль, но и главные предметы экспозиции. Режиссер укрупнил мысль Уайльда о том, что замок посещается экскурсантами. Миссис Амни (в исполнении Марии Сосняковой) и дворецкие открыли хороший бизнес, используя дурную славу замка. Они проводят экскурсионные программы и даже продают футболки с изображением кровавого пятна. Последнее – дань современности и возможность увидеть себя, человека-потребителя, не относящегося серьезно к истории.

Отисам, конечно, не хочется, чтобы в их доме проводили экскурсии, но по условиям договора они должны ничего не менять в  замке. Лишь прожив месяц, они могут подписать бумаги и купить замок: «в пять утра, с первым криком петуха». В каком-то роде это напоминают сделку с дьяволом, но бесстрашных героев это не настораживает. Только когда пропадает Вирджиния, они всерьез осознают, что Кентервильское привидение существует, и у него есть душа. Так, в жизни, многие люди не замечают в других живых людей, не способны поменять свою точку зрения, взглянуть на  ситуацию как-то иначе.

Александр Иванов, исполняющий роль мистера Отиса, решает образ в юмористических тонах. Так, в одной из самых удачных сцен, он сам ведет экскурсию и объясняет удивленным иностранцем, почему пятно поменяло облик и перестало быть красного цвета. Он начинает говорить на таком языке, который понятен любителям мистики, включается в их правила игры, проявляя при этом не только смекалку, но и гибкость.

Светлое начало спектакля представляют юная Вирджиния (в исполнении Ксении Корнеевой) и влюбленный в нее герцог Чеширский (в исполнении Павла Маркова). Их внешние образы подчеркнуто нежны и светлы, а совместные сцены этюдны. Они скачут на лошадках и напевают песню, как дети радуясь совместной игре и еще не представляя всей серьезности любви.

Все остальные члены семьи Отис несколько комичны. Положительные и энергичные герои шаржево однотипны, все они одеты в ковбойские костюмы. Чтобы сделать зримым их хронотоп жизни, режиссер использует «игрушечные», картонные декорации: маленький дом и машину. Теза «вся жизнь - игра» взрывает действие новеллы Оскара Уайльда и смещает смысловые акценты. Спектакль не о противопоставлении прагматичного подхода жизни и творческого начала, а о чистоте восприятия жизни и любви.

В качестве сказочников выбраны Камень (Кирилл Таскин)  и Миндальное дерево (Владимир Чернышов). Именно эти природные материи  (как в «Синей птице» Метерлинка) становятся персонажами, связывающими сюжетные звенья. Чудо возрождения души Кентервильского привидения напрямую связано с расцветом Миндального дерева, наверное, поэтому между этими персонажами высвечивается определенная взаимосвязь. Скованный цепями призрак оказывается прототипом заключенного в инвалидное кресло Миндального дерева.

Сэра Симона де Кентервиля играет Альберт Асаддулин. Впервые он появляется в абсолютно в человеческом облике и не производит должного впечатления на домоправительницу и дворецких. Через минуту он перевоплощается: над его головой возникает нимб, развевающиеся лоскутья   делают его похожим на привидение, но  даже и в этом костюме он скорее напоминает отчаявшегося ангела, чем черта. Он – устал, это заметно в каждом жесте, интонации, фразе. Сцена у туалетного столика раскрывает образ с трагической стороны. Привидение страдает оттого, что никто не хочет принимать его таким, какой он есть. Как писал Чехов: «Никто не хочет любить в нас обыкновенного человека». Сэру Симону приходится придумывать различные сценические образы, чтобы люди ценили его. Он  идет на преступления, потому что этого жаждет публика, это способ  привлечь к себе внимание. Но люди ценят в нем привидение, а не человека, поэтому он не видит смысла доказывать миру, кто он такой. Теперь ему нужно прощение, чистый человек, который сможет понять и  оплакать его.

Дуэтная сцена с Вирджинией у старинного  клавесина – кульминация спектакля. Они играют вдвоем на чудесном инструменте, и музыка объединяет их сердца и души. Девочка решается помочь привидению и отправляется с ним в сюрреальное пространство. Это фантастическое спасение души «последнего романтика», каким себя называет привидение, показывается с помощью  видеоизображения и театра теней. Освобождение сэра Симона позволяет воцариться миру и спокойствию  и учит людей пониманию другого Я.

Второй сильной пластической сценой оказывается чудо, происходящее с Миндальным деревом. Пластический танец обретения души и свободы, исполненный Владимиром Чернышовым, зримо являет метаморфозу, случившуюся с персонажем. Всем даруется спасение,  а кровавые события остаются в прошлом.

Этот спектакль – подлинно авторское высказывание: Виктор Крамер и постановщик, и художник. Искупление, умение отпускать  прошлое и не населять землю живыми призраками –  вот чего так не хватает миру,  считает он. Конечно, сказочное начало превалирует в спектакле, но  подспудно мюзикл задает глобальные вопросы, ведь мир, где зло культивируется и  становится источником дохода – это нашла реальность…

 

 

Ближайший показ