Гофман. Видения, 14+

Фантазия в двух действиях по мотивам повести Э.-Т.-А. Гофмана «Золотой горшок». Перевод Владимира Соловьева
Автор:
по мотивам Э.-Т.-А. Гофмана
Режиссёр:
Хореограф:
Тая Савина
Художник по свету:
Александр Рязанцев
Видеоарт:
Андрей Гладких
Хормейстер:
Александра Чопик

 

Премьера состоялась 22 декабря 2015 г.

Из-под пера великого сказочника и мистика Эрнеста Теодора Амадея Гофмана вышло немало литературных шедевров, и многие из них обрели жизнь на театральных подмостках. ТЮЗ им. А.А. Брянцева не впервые обращается к творчеству писателя – ведь его произведения идеально подходят для средней и старшей возрастной аудитории театра. Гофман писал сказки – мистические, глубокие, леденящие дух и будоражащие сознание. В то время как маленьких детей они могут напугать, подростков и взрослых эти произведения обязательно заинтересуют и подарят им незабываемые эмоции. В 1997 году в ТЮЗе был поставлен спектакль «Крошка Цахес», в 2013 году театр выпустил постановку «Щелкунчик мастера Дроссельмейера», а теперь зрители смогут посмотреть спектакль по мотивам повести «Золотой горшок» «Гофман. Видения» в постановке режиссера театра «Мастерская» Рикардо Марина - ученика известного режиссера и педагога Григория Козлова.

В основе сюжета спектакля - история жизни бедного, невезучего студента по имени Ансельм. На пути к счастью ему предстоит столкнуться со множеством трудностей, преодолеть злые чары Старухи-ведьмы и сделать единственно верный выбор между двумя прекрасными девушками – неземной, любимой Серпентиной и влюбленной в него Вероникой. Ансельм грезит сказочной Атлантидой – волшебной страной, где нет места войнам и человеческой злобе. Достигнет ли он своей цели? - Каждый зритель поймет финал истории в силу своего воображения и представления о счастье. Для театра при выборе повести  Гофмана «Золотой горшок» была важна мысль автора о том, что человек с благородной душой и чистым сердцем всегда найдет силы, чтобы не поддаться дурному влиянию и не свернуть с верного пути.  

Режиссер о спектакле:

«Мне хочется верить в то, что в мире есть некая иррациональная, духовная сторона, которая не менее значима для человека, чем бытовая реальность. Гофман писал «Золотой горшок» в Дрездене, когда там стояли наполеоновские войска. И на фоне тех страшных событий он создал  романтическую и возвышенную сказку – как некое спасение, дающее силы жить дальше. В спектакле я хочу сказать, что у каждого человека, будь он продавец или писатель, столяр или программист, может быть свой особенный стимул к жизни, своя собственная идея счастья».

Возрастное ограничение – 14+

Продолжительность спектакля: 2 часа (с одним антрактом)

 


Действующие лица

 

Исполнители

 

Гофман

 

Радик Галиуллин

 

Ансельм

 

Иван Стрюк

 

Архивариус Линдгорст 

 

нар.арт. России Валерий Дьяченко

 

Фрау Рауэрин

 

Янина Бушина

Елизавета Прилепская

 

Серпентина

 

Тая Савина

Алиса Золоткова

 

Вероника

 

Аделина Любская

 

Конректор Паульман                               

 

Кирилл Таскин

 

Регистратор Геербранд            

             

Виталий Кононов

 

Френцхен

 

Василиса Денисова*

Ангелина Закерьяева*

 

Анжелика

 

Александра Ладыгина

 

Попугай

 

Оксана Глушкова

Анна Лебедь

 

Кот

 

Никита Остриков

Илья Божедомов*

 

Горожанин, Ученик

 

Петр Николаев*

 

Гребец, Ученик

 

Андрей Шаповал*

 

Змейки

Александра Ладыгина

Ангелина Закерьяева*

Василиса Денисова*

 
Гимн свободе и чувствительности // Театральный город, февраль 2016

Реальность и вымысел поначалу отгорожены друг от друга, являются полной антитезой. Но вот герой-автор становится все активнее и вмешивается в сюжет, словно не может оторваться от придумываемой им самим истории. Увлеченно слушая архивариуса Лингорста, он оказывается во власти красивой легенды и постепенно уходит в сказку, почти растворяется в ней. Воображаемый мир становится реальнее существующего. И непонятно, плохо это или хорошо. Опасна грань между верой в чудесное и безумием. Но об этом ужедругойтюзовский спектакль по Гофману - «Щелкунчик мастера Дроссельмейера».

Персонажи, живущие в реальных измерениях, не прямо противопоставлены мечтателям. Важно, что в каждом из них есть талант. Конректор Паульман (Кирилл Таскин), его дочери Вероника (Аделина Любская) и Френцхен (Василиса Денисова), регистратор Геербранд (Виталий Кононов) – все музыкальны, поют, сочиняют.... Вспоминается еще одна недавняя премьера театра: спектакль Руслана Кудашова «Маленькие трагедии», в котором тема таланта («поцелован Богом» или нет) возникает во всей ее странной и таинственной палитре: во что погружены, чем живут, чему откликаются… чем «отличаются» Моцарт и Сальери.

Ансельм (Иван Стрюк) – обладатель наивной души, умеющий доверять интуиции,  выбирает в возлюбленные зеленую змейку Серпентину. В награду за свою смелость он обретает героиню, и они переносятся, как Мастер и Маргарита, в идиллическое пространство.

Две самые фантастичные сцены в спектакле – рассказы-легенды архивариуса Линдгорста (Валерий Дьяченко) и Серпетины (Алиса Золоткова). В эти моменты звучит таинственная восточная музыка, вторящая словам героев о лилии, духах, драконах, любви и зеленой змейке. Медленное и вдохновенное повествование Валерия Дьяченко, невесомая пластика Алисы Золотковой переключают в «неземное», навевают зрителю захватывающие и удивительные образы.

Выразительно и емко складывается начало второго акта: рассказ Гофмана (Радик Галиуллин), который бродит по полю битвы и видит смерть людей, перетекает в историю сказки, в которой молодая девушка Анжелика (Александра Ладыгина) понимает, что ее суженый погиб. Начинается колдовской обряд, и ведьма Рауэрин (Янина Бушина/Елизавета Прилепская) изготавливает волшебное зеркало.  Зло, творимое в жизни, превращается в зло, о котором Гофман рассказывает на страницах своей сказки. Пожалуй, это одна из самых эмоциональных и трагически-точных сцен спектакля.

Возможно, общая композиция постановки еще «наживет» порой недостающую плавность, а порой контрастность, но понятно, что режиссёрский взгляд свеж и оригинален.

Герой-Автор всегда появляется из люка, импровизированного ада, из которого он выбирается к свету. Радик Галиуллин играет в казалось бы несвойственном ему актерском амплуа: он не острохарактерный, а трагический персонаж. Его действие в нарочитом «минусе» - это томительное ожидание, в котором есть ощущение натянутой струны. Творчество возникает как поиск пути к спасению, как работа мысли, разрывающей привычный порядок вещей. Его фантазии – не бегство, не самообман, а потребность иного зрения, желание иначе «синтезировать» мир.

Театр немного философствует. В «видениях» само собой заключены мечты и  иллюзии. Но видения Гофмана в спектакле молодого режиссера – это воздух свободы. Душа стремится совершить невозможный побег из жизни-тюрьмы (почти гамлетовский мотив), из реальности, от которой нет другого спасения. Впрочем, возможно и этого нет…

В финале спектакля стоящие в ряд герои уносятся прочь на поворотном круге, оставляя автора наедине с собой. Гофман прощается со своими персонажами, возвращаясь в мир реальности, и в его глазах бесконечная пронзительная тоска. Финальная сцена тревожит сердца зрителей, ведь и они пришли в этот мир в поисках счастья.

Режиссер Риккардо Марин предложил актерам яркие, необычные роли, и видно, с каким удовольствием играется спектакль.

Архивариус Лингорст - Валерий Дьяченко. Он – сказочный коршун, чернокнижник. Актер добивается тонкой грации и удивительной подлинности в фантастическом рисунке,замечательно рассказывая  о брате-драконе, сражаясь с ведьмой… В последующих сценах образ немного «консервируется», обрастая бытовыми подробностями. А как бы хотелось, чтобы роль продолжалась в «переливах» режиссерской мысли и сохраняла дыхание.

Хорошая актерская работа у Анны Лебедь, играющей Попугая: точно подмеченные черты и схваченная повадка делают ее персонаж абсолютно живым. «Коту-бегемоту» (Никита Остриков) хочется пожелать заострить рисунок роли. Иван Стрюк органично играет чувствительного юношу Ансельма: у него получился абсолютно романтический образ. Ансельм – двойник, «альтер-эго» автора, порой он даже становится похож на него внешне, и кажется, что в спектакле возникают какие-то промельки гоголевского «Двойника».

Очень важно, что постановка ТЮЗа вовсе не грустная и монотонная. Здесь много необычного, иногда забавного, лирического и смешного.

Самая смешная сцена спектакля -  посиделки за пуншем. Опьяненные герои, зачарованные магией архивариуса, начинают вести себя очень неестественно, превращаясь в его марионеток. Разумные и сосредоточенные, они теряют самоконтроль и  вслух удивляются сами себе. В зале возникают волны зрительского смеха. И невозможно не улыбаться, когда Ансельм простодушно рассказывает о своей «наивной душе» и «архивариусе, который на самом деле коршун». Он напоминает ребенка, решившего поведать о своих фантазиях взрослым. С трезвой точки зрения его рассказы абсурдны, но он так простосердечно верит в чудо, что не хочется рассеивать его грез.

Спектакль «Гофман. Видения» светлый,  полный чудес и хорошего юмора. Он для подростков и взрослых, для пытливой думающей аудитории, Для тех, кто не отказывает себе в возможности быть счастливым зрителем, доверчивым и романтичным. Это гимн свободе, чувствительности… тому, на что жизнь, может быть, скупа, но искусство щедро. 

 Елизавета Ронгинская

Никогда не сдаваться! Спектакль "Гофман. Видения" в Театре Юных Зрителей // Около, 02.02.16
В жизни юношей и девушек всех времён и конфессий всегда особое место занимали любовные грёзы, но очень легко всё перевернуть с ног на голову. Что если объектом мечтаний становится зелёная змейка или же вовсе мечтания превращаются в видения, сравнимые с реальностью?

Ансельм — такой же обычный студент со стандартным набором амбиций и желаний. Но проклятие старухи делает его уже не таким обычным. С этого момента жизнь начинает для него череду злых насмешек... Но какие бы проклятия не выпадали на долю человека, он всё равно хранит в себе желание выпутаться, достигнуть цели, коей в случае Ансельма является таинственный золотой горшок...

В повести «Золотой горшок» Эрнеста Теодора Амадея Гофмана главное место занимает исключительно сам юноша-Ансельм, всё остальное остаётся посредственным и ключевые аллегории заключаются в событиях, происходящих с главным героем, что является довольно естественным для такого вида искусства, как литература. Театр — это нечто иное! Театр призван удивлять!

Постановка «Гофман. Видения» Рикардо Марина может послужить отличным доказательством того, как многое может дать театр.
Пересказать полный сюжет, написанный Эрнестом Теодором Амадеем Гофманом, невозможно, так как общая картина складывается лишь из самых мелких деталей.

Тем не менее, в отличие от повести «Золотой горшок», здесь нет второстепенных и посредственных персонажей. Каждый жест, каждый вздох является частью пазла, который должен собрать зритель, когда в финале опустится занавес. Помимо всего прочего, мы можем видеть на сцене самого автора — Гофмана и ощущать не только тяжёлую долю вымышленных персонажей, но и тяжесть призвания творца, в котором, быть может, кто-то увидит некий автопортрет режиссера, или же свое отражение.
Кульминацией постановки является проникновение автора (Гофмана) в его же мир, то есть в мир героя (Ансельма), оказываясь в том же переплёте, преодоление которого приведет к золотому горшку...
И что же? Занавес!

А в самом начале...

Как только зритель попадает в зал, приглушённая музыка и пара тусклых прожекторов уже подсознательно подготавливают его к погружению в мир сновидений.
На протяжении двух актов, преследует желание оглянуться, периодически зал вздрагивает от зловещих проклятий, исходящих из ни откуда. В спектакле очень много намеренных недосказанностей и намёков, оставляющих в постоянном напряжении и лёгком недоумении.

Однако, заслуживает похвал не только инсценированное решение, но и художественное решение. Красивейшая хореография, в которой любое движение неслучайно. Подвижная сцена, позволяющая весьма эффектно перемещать зрителя в иное место и время. Статичным же декорациям отлично способствует световое решение спектакля, которое передает настроение от душевного полёта влюблённости до горечи трагедий.
Несомненно, стоит так же отметить огромную работу, проделанную, как артистами, так и режиссером — Рикардо Марином.

Можно вновь и вновь обдумывать каждую сцену, находить всё новые и новые смыслы, но, безусловно, лучше один раз увидеть и прочувствовать.

Текст: Александра Николенко

 
Tab 2 text
Tab 3 text